Вопрос адвокату:
Поля отмеченные * обязательные для заполнения
Отправить

Добрые советы вашего адвоката

О технологиях заказных уголовных дел

Адвокат по уголовным делам Александр Васильев

Если понаблюдать за каждым, выследить,
схватить, сунуть под перекрестный допрос,
припереть к стенке, заставить признаться,
мы все так или иначе очутились бы в тюрьме.
Генри Миллер

Довольно часто адвокаты по уголовным делам в Москве слышат от своих клиентов, что их уголовное дело является «заказным». Действительно, такие дела случаются, но основная масса уголовных дел – это все-таки дела обычные, не представляющие какого-либо коммерческого интереса для следователей, прокуроров и судей. Заметим, что некоторые московские адвокаты и сами не прочь подбросить клиенту идейку о том, что его уголовное дело является будто бы заказным, дабы оправдать собственные провалы в адвокатской работе. В связи с этим полезно проанализировать признаки заказных уголовных дел в Москве из реальной адвокатской практики.

Типичные заказчики уголовного дела

1.Банк, а равно иная коммерческая структура, имеющая в своем составе службу безопасности и готовая легко расстаться со $100-200 тыс. наличных;

2.Авторитетный представитель какой-либо из южных республик.

Типичные мотивы заказа

1.Желание наказать жертву (контрагента, компаньона, партнера, наемного сотрудника) за вероломное (по мнению заказчика) поведение, будто бы причинившее крупный финансовый ущерб.

2.Желание уничтожить жертву как конкурента.

Признаки заказа на этапе возбуждения уголовного дела

– Уголовное дело в сфере коммерческой деятельности возбуждено после доследственной проверки, проведенной в необычно короткий срок (в течение не более 15 дней);

– уголовное дело в сфере коммерческой деятельности возбуждено после доследственной проверки, проводившейся необычно долго (в течение более чем 6 месяцев);

– заявителю-заказчику было отказано в возбуждении уголовного дела в одном правоохранительном органе, но обратившись в другой орган, он добился желаемого возбуждения дела;

– уголовное дело, возбуждаемое по признакам мошенничества, вытекает из крупного коммерческого спора;

– в ход разрешения заявления о преступлении вмешались сотрудники прокуратуры (во многих случаях их интерес весьма нездоровый).

Предварительное следствие

Следователь – это исполнитель. Но зная об особом интересе к делу своего руководителя, ведет себя уверенно и бесцеремонно, придерживаясь процессуальных правил лишь для вида, а иногда и вовсе их не придерживаясь. В таком уголовном деле обычны фальсификации, начиная от составления подложных протоколов до введения в дело подставных свидетелей (как правило – анонимных, в отношении которых принимаются незаконные меры государственной защиты). Важные экспертизы проводятся не в государственных экспертных учреждениях, при этом на роль экспертов иногда привлекаются лица, прямо связанные с заявителем-заказчиком. Имеет место избирательный подход к фактам. В обвинительном заключении неизбежны противоречия.

Тем не менее, чувство опасности исполнителей заказа все же не покидает, и жертва далеко не всегда заключается под стражу. Последнее слово, таким образом, остается за ангажированным судом.

Отметим, что способность увидеть и разоблачить фальсификации в уголовном деле характеризует адвоката как профессионала высокого класса. Но перед лицом беззакония и произвола, цинично творимых от имени государственной власти, адвокат бьется в одиночку, и это тяжелая и небезопасная работа. В то же время государство в лице органов ФСБ РФ на этапе предварительного расследования уголовных дел могло бы активнее выполнять свои задачи по борьбе с коррупцией, потому что следующий этап - этап судопроизводства – для оперативной работы закрыт: судью практически невозможно взять в оперативную разработку.

Со своей стороны, адвокаты должны знать: как только дело направлено в суд, обращаться в ФСБ уже поздно.

Суд первой инстанции

Процесс ведется под контролем председателя суда. С порога отметаются все доводы и ходатайства адвоката, независимо от степени их значимости для законного разрешения уголовного дела. Обвинительное заключение слепо переносится в текст приговора. Жертве выносится жесткий приговор с обязательным лишением свободы. В ходе рассмотрения одного из таких уголовных дел судья буквально «гнала» дело, заканчивая судебные заседания после 21-00. Было очевидно, что заказчик торопит.

Апелляционная инстанция

Ознакомившись с чеканной жалобой адвоката и заглянув в материалы уголовного дела, судья апелляционной инстанции ясно видит «заказ». Берется тайм-аут: уже назначенное судебное заседание под тем или иным предлогом откладывается на неделю, далее через свое руководство и суд первой инстанции начинается выяснение, чей интерес стоит за этим уголовным делом. Попутно произносятся пафосные слова о том, что подобное беззаконие у них тут никто не пропустит и т.п.

Но… затем уже в тиши кабинетов заинтересованные лица все-таки находят общий язык, вопрос утрясается у руководства, и через неделю приговор как ни в чем ни бывало утверждается апелляционной инстанцией, иногда уже в ином составе суда. Там есть еще честные люди, которые не хотят пачкаться в грязи. Они тихо отходят в сторону.

Что же делать в такой ситуации адвокату? Ответ прост – бороться до конца, до исчерпания всех возможностей защитить клиента. Шансы на разворот дела остаются всегда.

Адвокат Александр Васильев

Что еще можно почитать:

Александр Васильев.
Все права защищены © 2010
+7 (495) 773-75-68
Поделиться в соцсетях:
Сайт разработан в веб-студии Madcats